Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Никто не любит делиться…

Любая женщина может смело плюнуть в лицо любому мужчине, который скажет, что никогда не будет ей изменять.

Фрэнки-шоу

«Теории» / 23.09.2019

Скользкая, интимная и даже неприличная тема – измен, терзает умы человеческие с завидным постоянством. И, казалось бы, сколько книг умных и не очень написано на эту тему, сколько слов вдумчивых и не очень было брошено в этот жаркий костер споров — зачем опять?

Ответ прост – захотелось. Так карта сегодняшнего вечера легла, что сперва я прослушала лекцию на тему гендерных исследований, затем посмотрела интервью на совершенно другую тему, но которое пришло к обсуждению измен и полигамности мужчин. И у меня возникли вопросы.

Начнем с гендеров. Я не феминистка, но все же женщина. Современное общество устроено так, что каждая женщина подпадает под тот или иной вид, тип, класс, движение и так далее феминизма. Что меня лично возмущает, но надо признать: феминистки забросили такой широкий невод в океан тем, что так или иначе в эти сети попадает часть мыслей каждой женщины на планете. И это было бы полбеды, но движение феминистическое в некоторых ситуациях так себя скомпрометировало, что даже косвенное с ними совпадение требует лирического отступления. Поэтому подчеркиваю, эта статья не имеет никакого отношения к феминизму, все совпадения – случайны.

Итак, Зигмунд Фрейд, в которого только ленивый еще не запустил камень, утверждал: 

«Социальные интересы у женщин более слабые, способность к сублимации влечения меньше, чем у мужчины, склонности к нарциссизму – выше. У женщины формируется относительно слабое чувство справедливости и Супер-Эго».

Смысл цитаты более или менее ясен, добавлю только, что Супер-Эго или Сверх-Я отвечает за моральные и религиозные установки человека, нормы поведения и моральные запреты. Таким образом, доктор Фрейд высказывает мысль, вполне укладывающуюся в большинство религиозных доктрин. 

Это высказывание ученого воспринимается не как гипотеза, а как утверждение. Хотя мне лично не понятно, в каких величинах измерялась степень развитости Супер-Эго (то есть моральности) и относительно какого абсолютного показателя сравнивалась? Кроме того, не ясно мне и на основании какой фокус-группы Фрейд сделал такое смелое заявление – пациенток больных истерией? Тогда обобщение мне кажется не просто ошибочным, а чудовищно ошибочным и даже спекулятивным.

Но привожу я цитату Фрейда только в качестве пролога к основному повествованию, в котором речь пойдет об изменах. Итак, в одном из своих интервью Ирина Хакамада высказала мнение, суть которого можно свести к следующим тезисам: мужчины – полигамные, они никогда не будут принадлежать женщине и это естественный закон. Мол, не возмущаемся же мы тому, что солнце всходит, а полигамность мужчин – это такой же естественный закон, смерившись с которым, женщинам станет легче.

Но сколько бы интервью, уважаемой мною Ирины, я не посмотрела, сколько бы ее лекций не прослушала, признавая ее правоту, я всегда наталкиваюсь на мысль, которую можно прочитать в глазах ее слушательниц: хочу принять, но не могу. И дело тут не в том, что женщины понимают склонность мужчин в целом к изменам, но хотят верить в верность одного единственного, ей принадлежащего. Нет, иррациональное чувство веры тут ни при чем. Здесь логический парадокс. Если полигамность мужчин – естественный закон, то почему он вызывает у женщин отторжение? В действительности мы не возмущаемся восходу солнца и никогда не возмущались, более того – восход нас всегда устраивал, даже тогда, когда человечество верило в плоскую Землю. Естественные законы – то есть законы природы никогда не вызывают возражений.

А тут на лицо ошибка мироздания. В биологии есть такое понятие, как принцип комплементарности – это когда молекулы взаимно соответствуют друг другу и потому могут образовывать связи. Подобно тому, как ключ подходит к замку, мужчины в принципе должны подходить женщинам и наоборот. Но разделение их на два полюса – моногамности и полигамности приводит к не совпадению, при таком подходе ни одна женщина не подходит ни одному мужчине и связи между ними невозможны.

Итого задачка, которую мы решаем: женщины хотят верности на всю жизнь, мужчины хотят свободной любви — как их померить? При таких базовых условиях задачи – никак. Либо женщина будет идти на компромисс, прощая измены, либо мужчина будут угнетенным, не реализовывая свои потребности. При этом договор в стиле свободных отношений, кото-то из двоих почти всегда будет тяготить больше.

А теперь я предлагаю поставить под сомнение один из тезисов задачи: женщины – моногамны. Что такое верность – это общественный договор,  норма морали, которую диктует социум. Вспоминаем Фрейда, тут его утверждение, пусть даже и спорное, начинает играть новыми красками – женщины более склонны к нарушению морали по его мнению. Кроме того, известно, что женщина может переспать с любым мужчиной в любой момент, даже если на физическом уровне не имеет такой потребности. Древняя профессия – тому лучшее подтверждение. В то время как мужчине, чтобы заняться сексом, надо возбудиться и принудить его крайне тяжело, а подчас и просто невозможно. Таким образом, получается, что склонность женщин к полигамности изначально выше, чем у мужчин.

Так, зачем разводить мужчин и женщин по разным полюсам верности? Не проще ли признать, что человечество в целом не склонно к моногамным отношениям? И тогда задачка решается элементарно: все подходят всем!

На вопрос «Зачем?» у меня есть два варианта ответа.

Первый: социально-политический, который возвращает нас к патриархальному обществу. Когда борьба за ресурсы между особями происходила на поляне физической силы, мужчины быстро доказали свое превосходство и начали диктовать условия. Так, установился общественный договор, который признавал нормой для мужчин возможность иметь несколько самок, а женщин обязывал хранить верность. И тут все понятно: никто не любит делиться. Мужчины не то чтобы верности от женщин хотели, но не хотели уступать другим мужчинам свои позиции. Насколько этот договор нормален или ненормален – судить сложно. Для того времени – это было возможно и удобно, приемлемо ли это сейчас – не думаю.  Приведу пример: древние греки были убеждены, что настоящая любовь может быть только между мужчиной и мужчиной – это был их общественный договор, но современность ставит его под очень большие сомнения. Итого: то, что нормально было до нашей эры, 21-му веку уже не к лицу.

Второй: социально-экономический, который возвращает нас к еще более древним временам. Человеческая особь взращивается очень долго – детей надо долго вынашивать, затем кормить, воспитывать, оберегать и так далее. Надо признать, что дети – это очень ресурсно-затратное мероприятие. В экономике существует такое понятие, как закон синергии, согласно которому 2+2=5. То есть совокупность ресурсов дает больший результат, чем их сумма по отдельности. Таким образом, мама с папой способны вдвоем сгенерировать больше ресурсов, чем отдельно мама и отдельно папа. Для того, чтобы заставить родителей работать над воспитаем детей вместе и долго, надо кого-то из них ограничить, привязать и заставить идти на компромиссы. Кто больше привязан к ребенку – мама. Значит, кого следует назначить моногамным? Ответ очевиден.  В пользу этой теории могу указать огромное количество фактов, когда семьи держатся исключительно на детях и на экономической привязанности, без всякой любви и верности.

Эти два очень упрощенных объяснения природы женской моногамности прекрасно работают в паре, и могут быть дополнены и другими. Например, согласно Библии, именно Ева в какой-то степени измелила Адаму, а если пойти еще дальше, то у Адама была до Евы Лилит, которая постоянно изменяла ему, чем и вызвала гнев Бога. И заметьте, Адам не сам отказался от Лилит, не изменил ей с Евой – это было решение Господа. На этом прецеденте, духовенство построило кучу теорий, согласно которым женскую природу надо ограничивать и принуждать к верности. Вообще, «принуждение к верности» — хорошая формулировка, она отлично отображает положение женщины. И, конечно, она абсурда – верность может быть только добровольной, в противном случае – это насильственное сдерживание.

Не знаю, можно ли на основании выше изложенного, заявить, что все люди полигамны. Думаю, сегодня – это вопрос выбора. Да, к этому выбору примешиваются биологические, социальные, экономические и другие факторы, но все же – это относительно свободная территория. Уже видно, как много женщин ищут себе любовника на час в специальных приложениях, и как удачно находят. Да, и вообще: измена – это акт, требующий участи, как минимум двух особей. Полагаю, что довольно скоро проблема мужских измен может потерять свою актуальность. А вот проблем женской неверности будет терзать мужчин еще долго, ведь никто не любит делиться.

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?