Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Зима…

Как молью, изъеден я сплином…

Посыпьте меня нафталином.

Сложите в сундук и поставьте меня на чердак,

Пока не наступит весна.

Саша Черный

«Взгляды» / 28.11.2018

«Зима» – в этом коротком слове содержится крах всех надежд, холод остывающих чувств и одиночества озноб. Территория, которая на полгода сковывается льдами и снегами, и погружается в вязкую инертность, может родить только очень печальных людей. Людей бесконечно ищущих…

Необходимость так долго искать тепла, приводит к привыканию. Люди ищут здесь сакральные смыслы бытия, что-то настоящее, что-то вечно. Собственно, в этих поисках нет ничего оригинального – люди занимаются добычей смыслов из недр мира повсеместно. Но у нас это делают с каким-то совершенно особенным привкусом безнадежности и остервенения, словно надежды не просто нет, но и не было никогда.

Я знаю, что есть на свете и оптимисты, которые смотрят на зиму с горящими глазами, ждут снега и Нового года, но и им бывает худо какого-нибудь 5 февраля утром во вторник. Поэтому всем, кто впадает в зимнее оцепенение, которое, на мой вкус, гораздо хуже осенней ханды, предлагаю стих. А что еще делать в стужу: пить, читать стихи и впадать в обнищание. Да ещё, пожалуй, ждать терпеливо весны…

 

*** Желтый Дом

Семья — ералаш, а знакомые — нытики,
Смешной карнавал мелюзги.
От службы, от дружбы, от прелой политики
Безмерно устали мозги.
Возьмешь ли книжку — муть и мразь:
Один кота хоронит,
Другой слюнит, разводит грязь
И сладострастно стонет…

Петр Великий, Петр Великий!
Ты один виновней всех:
Для чего на север дикий
Понесло тебя на грех?
Восемь месяцев зима, вместо фиников — морошка.
Холод, слизь, дожди и тьма — так и тянет из окошка
Брякнуть вниз о мостовую одичалой головой…
Негодую, негодую… Что же дальше, боже мой?!

Каждый день по ложке керосина
Пьем отраву тусклых мелочей…
Под разврат бессмысленных речей
Человек тупеет, как скотина…

Есть парламент, нет? Бог весть,
Я не знаю. Черти знают.
Вот тоска — я знаю — есть,
И бессилье гнева есть…
Люди ноют, разлагаются, дичают,
А постылых дней не счесть.

Где наше — близкое, милое, кровное?
Где наше — свое, бесконечно любовное?
Гучковы, Дума, слякоть, тьма, морошка…
Мой близкий! Вас не тянет из окошка
Об мостовую брякнуть шалой головой?
Ведь тянет, правда?

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?