Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Лицо войны

А кругом лежат снега на все четыре стороны;

Легко по снегу босиком, если души чисты.

А мы пропали бы совсем, когда б не волки да вороны;

Они спросили: «Вы куда? Небось до теплой звезды?..»

Борис Гребенщиков

«Взгляды» / 26.07.2018

Тот, кто часто думает о войне; тот, кто не перестает задавать себе вопросы; тот, кто слышит голос крови – меня поймет.

Непрерывно я думаю о том, как это могло произойти? Как это может повторяться и повторятся? Война… Что это? И почему, мы, порою, так легко оперируем огромными цифрами потерь? Вопросов много, а ответов мало. Но, недавно, я нашла свой собственный ответ на вопрос: какое у войны лицо?

У моей войны лицо мальчика. Совершенно конкретного мальчика – Вити Черевичкина. Ничего примечательного в биографии этого подростка нет. Обыкновенный мальчик, живший в Ростоне-на-Дону, любивший голубей.

В 1941 году немцы оккупировали родной город и, среди прочих указов, издали и такой, который предписывал уничтожить всех голубей. Наверное, немцы опасались, что голуби могут быть использованы в качестве почтовых или сигнальных. Не важно… Витя любил голубей, понимаете, просто любил этих птиц – вот единственный его проступок. И он не мог их убить.

На улице Ростова-на Дону 28 ноября 1941 года встретились два совершенно разных вида человека: те, которые могли убивать себе подобных и тот, кто не могут убивать даже птиц. Немцы нашли у Вити подпольную голубятню… Свернули голову голубю, Витя полез защищать… Ему тоже «свернули голову» прикладом… Их двоих: маленького мертвого мальчика с мертвым голубем на руках, оставили у стены тюрьмы и не позволяли матери похоронить своего ребенка. Таким Витю увидел фотокорреспондент Макс Альперт, увидел и сфотографировал. Один снимок – все сказано. 

Тот, кто часто думает о войне; тот, кто не перестает задавать себе вопросы; тот, кто слышит голос крови – меня поймет.

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?