Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Воин

Нынче я б не пришёл,

Завтра бы всё облетело,

Словно сыплется снег.

Не тает он, но ужели

Это вправду вишнёвый цвет?

АривараНарихира

«Условия» / 29.06.2018

Об этом человеке можно говорить долго, но его судьба интересна мне кратким мигом – одной минутой, которая является для меня, едва ли, не самым ярким образом.

Михаил Чехов как-то сказал, что образ это большое в малом. Итак, представьте себе этот невероятный по красоте и трагизму образ. Сидя в купе поезда, маленький человек быстро-быстро, нервно и судорожно что-то пишет… Машинист дает команду и состав трогается с места, сопровождаемый дождем белых бумажек. Раздуваемые ветром, они разносятся по вокзалу и колеям, толпа испуганных людей подхватывает их налету и прижимает к сердцу.

Кажется мне, что если человечество оставило что-то ценное на бумаге, осмелившись ее марать, то это именно короткие судорожные надписи Тиунэ Сугихара. В чем же такая невероятная ценность этих листов – спросите меня вы? И я отвечу: в спасении.

Тиунэ Сугихара был вице-консулом Японии в Литве. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу и началась война — это не новость; как не новость и то, что с первых же дней этой кровавой трагедии начался геноцид евреев. Евреи бежали, спасая свою жизнь, часть из них оказалась в Литве. Но чтобы проехать дальше, им нужны были Японские визы. И Тиунэ Сугихара выписывал их пачками, не спрашивая и не разбираясь – он спасал жизни. Когда же в 1940 году Литву присоединили к СССР, консул должен был вернуться в Японию. Каким-то чудом ему удалось отсрочить свой отъезд на месяц.

На что он потратил это время? – догадаться не трудно. Практически весь август 1940 года он и его жена выписывали визы, когда закончились бланки – писали от руки. Писали по 18-20 часов; писали перед отправлением поезда, писали в купе, писали на ходу… Напоследок они оставили консульскую печать, чтобы люди сами смогли вписать свои имена в будущее.

Каждая виза была рассчитана на семью — за одной бумагой стояло несколько спасенных жизней. Говорят, он выдал 2139 виз и спас больше 6000 человек. Так ли это? – думаю число спасенных гораздо больше. Самым важным в этой истории является то, что японский самурай опровергнул древнюю русскую пословицу – «Один в поле не воин».

И напоследок: представьте себе, что вы видите, как в густом августовском воздухе парит и фланирует белый лист, подхваченный ветром он то поднимается, то опускается, а вы смотрите на это крошечное белое пятно и точно знаете, что от него зависит ваша жизнь… Ваша жизнь! Выписал этот простенький документ японец – гражданин союзной Гитлеру страны. А теперь скажите сами себе, что вы не можете противостоять режиму в вашей стране. Скажите это вслух и устыдитесь – воин, если он действительно воин, и один в поле может многое изменить!

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?