Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

В попытке классифицировать женщину (II)

Я — душа твоя: Урания:

В боги — дверь.

В час последнего слияния

Не́ проверь!

Марина Цветаева

«Теории» / 25.05.2018

Итак, в первой части статьи мы затронули вопрос недостающего архетипа. Поэтому сейчас я предлагаю перейти сразу к сути.

ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ

На мой взгляд, более всего в попытках классифицировать женщин продвинулись древние греки. Именно в их мифах представлена самая широкая палитра женских образов и архетипов. Ученица и последовательница Юнга – Джин Болен даже разработала свою систему из семи типов на основе богинь Греческого пантеона (Артемида, Афина, Гестия, Гера, Деметра, Персефона, Афродита). Но более всего меня занимает вопрос не о том, какие типы есть, а о том, какого типа нет. Ни в одной классификации нет дочерей Медеи. Я коротко расскажу историю это удивительной женщины и, возможно, вы в ней кого-то да узнаете.

Итак, Медея – это история об одержимой. По просьбе Геры (богини отстаивающей прочность брака) и Афродиты (богини любви) Эрос вселяет в Медею пламенную страсть к аргонавту Ясону и с этого момента начинается кошмар любовной горячки. Чтобы помочь Ясону добыть золотое руно, Медея идет против воли отца и жестоко убивает, расчленяет своего родного брата. В обмен на это она просит только одного, чтобы Ясон женился на ней. Попав в безвыходное положение, горе-жених соглашается, и несколько лет семейной жизни проходят относительно спокойно. Но, будучи отцом двоих мальчиков и мужем Медеи, Ясон решает отказаться от семьи и женится на другой. Одержимая Медея не прощает предательства и убивает невесту мужа, но кроме того, она собственными руками убивает еще и двух своих сыновей. Такой печальный итог неестественной любви…

                ***

Валерий Брюсов «Медея»

 

На позлащенной колеснице

Она свергает столу с плеч

И над детьми, безумной жрицей,

Возносит изощренный меч.

 

Узду грызущие драконы,

Взметая крылья, рвутся ввысь;

Сверкнул над ними бич червленый, —

С земли рванулись, понеслись.

 

Она летит, бросая в долы

Куски окровавленных тел,

И мчится с нею гимн веселый,

Как туча зазвеневших стрел.

 

«Вот он, вот он, ветер воли!

Здравствуй! в уши мне свисти!

Вижу бездну: море, поле —

С окрыленного пути.

 

Мне лишь снилось, что с людьми я,

Сон любви и счастья сон!

Дух мой, пятая стихия,

Снова сестрам возвращен.

 

Я ль, угодная Гекате,

Ей союзная, могла

Возлюбить тщету объятий,

Сопрягающих тела?

 

Мне ли, мощью чародейства

Ночью зыбливщей гроба,

Засыпать в тиши семейства,

Как простой жене раба?

 

Выше, звери! хмелем мести

Я дала себе вздохнуть.

Мой подарок — на невесте,

Жжет ей девственную грудь.

 

Я, дробя тела на части

И бросая наземь их,

Весь позор последней страсти

Отрясаю с плеч моих.

 

Выше, звери! взвейтесь выше!

Не склоню я вниз лица,

Но за морем вижу крыши,

Верх Ээтова дворца».

 

Вожжи брошены драконам,

Круче в воздухе стезя.

Поспешают за Язоном,

Обезумевшим, друзья.

 

Каждый шаг — пред ним гробница,

Он лобзает красный прах…

Но, как огненная птица,

Золотая колесница

В дымно-рдяных облаках.

Узнав историю Медеи, неизбежно задаешься вопросом: как это могло произойти? Ответ, на мой взгляд, лежит в плоскости уверенности женщин в необходимости самоотдачи. Есть женщины, охваченные страстью, готовые на все для любимого мужчины, но не готовые разглядеть плохо скрываемое равнодушие. Такие женщины пытаются любовь заслужить и доказать. Заслужить уважение, благодарность, любовь путем самопожертвования и перехода всех мыслимых моральных границ. Одержимым страстью женщинам, кажется, что когда она явит миру всю силу своей любви и характера, мужчина прозреет и увидит в ней ту – единственную. Мужчина же, припертый к стенке такой невероятной преданностью и ответственностью, до определенной поры соглашается со всем, идет на компромиссы, тем более, что ему самому все это выгодно. Но делать великие или гнусные дела за мужчину нельзя – мужчина воин и любит только свои достижения. Поэтому он очень быстро забудет все то, что для него сделали, и присвоит все победы только лишь себе. А женщину, рабски преданную ему, он забудет и заменит на ту, которую словно скалу надо брать штурмом.

И тут начинается второй акт бытовой трагедии. Оскорбленная женщина, которая уже не раз перешагнула моральные пределы, будет чувствовать себя вправе на месть. Она, уверенная в своей правоте, будет мстить, превращая жизнь всех окружающих в кошмар. Часто, очень часто, ее главным оружием будут именно дети – существа, зависимые от мужчины, любимые им. На детях будут вымещены все горести и злость, их будут муштровать, превращать в орудие возмездия и тем самым, делать их бесконечно несчастными людьми. Удивительно, что обида, в этом случае, оказывается сильнее даже материнского инстинкта.

Подумайте, не от того ли, что сейчас слишком много дочерей Медей, у нас такие проблемы с разводами, алиментами и ущемлением прав мужчин. Ни для кого же не секрет, что брошенные жены превращают детей в источник шантажа, угроз и дохода. И делают они это очень уверенно, в глубине души ни мало не сомневаясь, что все правильно. Вообще, Медее не свойственны сомнения, она была уверенна, что можно пожертвовать братом ради любви и, когда эта жертва оказалась напрасной, она не усомнилась в правильности своего мировоззрения. Она решила, что ради мести можно пожертвовать детьми. Повторяющаяся ошибка, невероятный алогизм поведения, который подкреплен искренней фанатичной верой в свою правоту. Таких женщин невозможно переубедить, заставить посмотреть на события иначе, таких женщин невозможно остановить ни в страсти, ни в гневе. Таких женщин можно только попытаться избегать, не поддаваясь на соблазн легкости, непритязательности и жертвенности, которые она будет щедро рассыпать в начале отношений.

Главная трагедия дочерей Медеи в том, что они путают желание и право. Желание обладать мужчиной еще не дает на это права, а глубокая страсть, если она не взаимна, никогда не перерастет во взаимною любовь, но только в ненависть. В ненависть столь сильную в конце истории, сколь сильной вначале была страсть. По итогу все, абсолютно все, окажутся несчастными, разбитыми и растерянными. Путь Медеи и ее последовательниц – это путь уверенных и одержимых, слепых в своих желаниях.

Думаю, что в каждой женщине есть немного от каждого архетипа, ужасней всего то, что в каждой есть немного и от Медеи. Ужасней всего именно потому, что Медея сильна и может заслонить собой всех, выйти на первый план и испортить жизнь. Думаю, единственный способ побороть в себе Медею – сомнения. Дорогие дамы, должны всегда немного сомневаться в своей правоте и хоть иногда смотреть на мир глазами других участников ее жизни. Чрезмерная уверенность ослепляет.

 

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?