Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Хрестоматийный человек

Кто не глух, тот сам расслышит,

Сам расслышит вновь и вновь,

Что под ненавистью дышит

Оскорбленная любовь.

Саша Черный

В школьных хрестоматиях вы, конечно, этого не прочтете. Но если по каким-то причинам вам все же удалось сохранить любовь к литературе, пройдя репрессивный школьный механизм, вы обнаружите много интересного. В частности, в биографии великого драматурга Антона Павловича Чехова.

Должна сразу признаться: эта статья, в какой-то степени — мои извинения перед классиком. Я до зубовного скрежета не любила Чехова, причем моя нелюбовь к нему лично сказывалась и на восприятии его произведений. Я просто не могла себя заставить читать рассказы и пьесы этого самого известного сексиста русской литературы. Его уничижительные, обидные, во многом, несправедливые высказывания о женщинах вызывали у меня негодование и протест.

«Мужчины, даже идиот и кретин, могут не только изучать науки, но даже и занимать кафедры, но женщина — ничтожество ей имя!»

«Мужчина гораздо красивее женщины. Как бы он ни был жилист, волосат и угреват, как бы ни был красен его нос и узок лоб, он всегда снисходительно смотрит на женскую красоту и женится не иначе, как после строгого выбора».

«Женщина с самого сотворения мира считается существом вредным и злокачественным. Она стоит на таком низком уровне физического, нравственного и умственного развития, что судить ее и зубоскалить над ее недостатками считает себя вправе всякий, даже лишенный всех прав прохвост и сморкающийся в чужие платки губошлеп».

Но каково же было мое удивление, когда я узнала, что, начиная с 13-ти лет, Антон посещал публичные дома. Причем имел на то основание и даже права. Ведь с ранней юности ему приходилось не только жить одному, но и содержать семью своих родителей. И если уж на него возложили взрослые обязанности, то почему бы ему не иметь и взрослых прав? Конечно, если тебя окружают не невинные девочки, а многоопытные шлюхи, то о каком пиетете и уважении может идти речь?

Добавим к истории женоненавистничества еще и чахотку. Вы спросите: «Причем тут это?» И я отвечу: человек знает, что смертельно болен, знает хорошо, во всех подробностях, ведь он – врач. Понимает, что долгой жизни и счастливой старости ему не видать, будет ли он мечтать о любви? Мечтать может и будет, но верить в ее возможность – едва ли. Такой человек попытается стать циничней, огрубеть, смотреть на мир трезво, не впускать в свою жизнь женщин, не привязываться к ним.

«Извольте, я женюсь. Но дайте мне такую жену, которая, как луна, являлась бы на моем небе не каждый день. Счастья же, которое продолжается от утра до утра, я не выдержу».

Бойтесь желаний, они сбываются. Антон Павлович получил именно такую жену. Ольга Книппер жила отдельно, блистала на сцене, кутила, веселилась, заводила романы на стороне. В то время как ее муж продолжал писать для нее новые пьесы и в письмах замечал, что начинает забывать, как выглядит его супруга. Красивой, талантливой и умной Ольгой Чехов был очарован, он любил ее и не сказал о ней ни единого плохого слова. Даже тогда, когда ухаживал за больной и слабой «единственной женщиной» (так Чехов называл свою жену), которая не могла оправиться после потери ребенка от другого мужчины.

Это грустная история о красивом человеке, которым был неуловимый и скрытный Антон Павлович. Человеке, перед которым я чувствую свою вину за глупость однозначных суждений, за нежелание понять, за скудость знаний. И это лишь небольшой фрагмент его удивительной биографии.

 

 

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?