Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Великая княжна. Кружева.

Государыня,

Помнишь ли, как строили дом —

Всем он был хорош, но пустой

Государыня,

Ведь если ты хотела врагов,

Кто же тебе смел отказать?

Борис Гребенщиков

Сто лет Великой революции отгремели без особого шума. Шутка судьбы. То, что казалось вечным, событие, перекроившее столько судеб и забравшее столько жизней, через сто лет оказалось ничем.

Революция, которая, как известно, пожирает своих детей, оказывается отмщенной потомками. Полным забвением венчает 21-й век главную даму 20-го – Великую социалистическую революцию. А жаль… Ведь то, что забыто – обреченно повториться. И выдержим ли мы этот повтор – совсем даже и не ясно. Мы люди нежные, более привыкшие к баталиям социальных сетей, нежели к реальному взрыву, окажемся голенькими деточками, случись что. А случиться каждую секунду может, тому подтверждением служит список вечерних новостей.

Не знаю, как вы, а я к революции неравнодушна. Больно интересная и непростая особа. Именно по этой причине на нашем ресурсе и будет опубликовано несколько статей о людях, чьи судьбы круто изменились в 1917 году.

Итак, она… Она была рождена для другой жизни. Дочь Великого князя и греческой принцессы, да, именно принцессы! Внучка Императора Александра II, правнучка Императора Николая I и греческой королевы Ольги Константиновны – Мария Павловна Романова родилась в 1890 году. То есть, в конце века безопасного и накануне века ужасного.

«Родившись в 1890 году, я перешагнула из одного века в другой. Самые первые воспоминания о моем окружении так расплывчаты, так не похожи на современный мир бурлящего уличного движения и небоскребов, сияющих огнями за окном, что кажутся чуть ли не средневековыми.

Когда я пытаюсь вспомнить те времена, то убеждаюсь, что календари не отражают реальность, что само по себе время не имеет значения и что давние события моей жизни едва ли не более, чем волшебная сказка.

По рассказам, мой выезд в свет состоялся в золотой карете, запряженной шестеркой белых лошадей; карету сопровождали конные гусары в алых мундирах – и таким образом привезли в Зимний дворец, чтобы крестить. Меня назвали Марией в честь бабушки, супруги императора Александра II, и в честь моей тети и крестной матери, супруги Александра III, в конце правления которого я появилась на свет». (Из воспоминаний Марии Павловны).

Жизнь Великой княжны перекроил 1917 год, по итогам которого 27-ми летняя девушка должна была бежать, воровато оглядываясь, покидать страну, которая еще вчера принадлежала ее семье. До 27 лет Марии Павловне свою фамилию называть было незачем, а после – ей приходилось учиться рекомендовать себя и продавать свои услуги. Романовой надо было научиться зарабатывать на жизнь, вот так штука! Хорошо еще, что девушка попала во Францию, где тонкий вкус и стиль всегда были в цене.

Но нет, законодательницей мод она не стала. Все, чего удостоилась царская кровь – роль «фрейлины» при королеве моды всех времен и народов – Коко Габриель Шанель. Мария Павловна вместе с мужем открыла дом вышивки KITMIR, который, впрочем, особенных доходов не приносил. Но мадмуазель Шанель, к счастью, заметила Дмитрия Павловича, младшего брата нашей героини, а уж после того – заметила и дом KITMIR. Так Романовы начали обшивать модный дом Шанель. Как должны были чувствовать себя женщины в нарядах, которые обшивала сама Великая княжна – не знаю. Но весьма вероятно, что модницы об это не знали или знать не желали: «Какая разница, подумаешь Маша Романова, много их, русских, теперь в Париже!»

Но вот что важно: ремесло – это жизненно важное умение делать что-то хорошо! Оно-то и спасло осколок царской династии от голодной смерти или от панели, на которой, силами революции, оказалось великое множество русских аристократок. А случись революция сегодня, какое ремесло этому миру предложили бы вы, что вы, мой читатель, умеете делать действительно хорошо? Непраздный вопросик, не правда ли?

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?