Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?

Безысходность – история одного изобретателя

В сердце немного света,

Лампочка в тридцать ватт.

Перегорит и эта —

За новой спускаться в ад…

Борис Гребенщиков

Представить себе безысходность довольно легко – необходимо только вообразить, что в доме выключили свет. И вот, первые пятнадцать минут ушли на поиски свечей и настройку зрения, через пару часов сел телефон и ноутбук, а далее?..

А далее и наступает та самая безысходность, притом даже более глубокая, чем когда отключают интернет или воду. В 21-м веке без электричества нет ни работы, ни отдыха, ни жизни как таковой.

Мы привыкли считать, что все самое лучшее, самое передовое приходит к нам из Запада, притом с большим опозданием. И возможно, во многом это так. Но правда и то, что многое пришедшее к нам из передовых стран есть не что иное, как некогда отвергнутое нами.

Уверена — вы бы пришли в восторг, если бы увидели заголовки европейских газет 1876 года. Французская, немецкая, английская пресса на первых полосах писала: «Свет приходит к нам с Севера — из России»; «Северный свет, русский свет — чудо нашего времени»; «Россия — родина электричества».

Крепко забытый всеми Павел Николаевич Яблочков именно в этом году представил на выставке технического прогресса свой вариант лампочки. Это была одна из первых удачных попыток создать лампу, которая могла бы светить около двух часов. «Свечи Яблочкова» освещали модные магазины Парижа, магистральные улицы, крытый ипподром. Люди приходили посмотреть на гирлянды из «свечей Яблочкова» как на чудо. Успех был сопоставимым с успехом первых мобильных телефонов; люди и представить себе не могли, что горизонт познания можно было так раздвинуть, а жизнь сделать настолько более комфортной.

Словом, история болезненного мальчика из Саратовской губернии, который с детства имел страсть к изобретательству, стала походить на сказку. Успех, признание, деньги. Но это был бы не наш мальчик, если бы все сложилось бесповоротно хорошо. Идеалист и фанатик дела Яблочков решил вернуться на родину. Серую, мрачную, темную жизнь Российской Империи надо было осветить чудом электричества, которое покорилось человеку. И Павел Николаевич вернулся…

Ни света, ни успеха, ни человека тогдашнему обществу оказалось не надо. И успешный изобретатель, человек, прославивший себя и страну, умер в Саратове в нищете.

Надо сказать, что и изобретение Павла Николаевича также погибло, затерялась в истории переделок современной лампочки. Правда, «Свеча Яблочкова» канула в Лету не так бесславно, как ее автор. В 1877 году она, вместе с еще одним изобретением русского гения, попала в руки Эдисона, а уже в 1879 году, доработанная и усовершенствованная, стала официально запатентованным изобретением Томаса Эдисона.

Оно бы и ладно, все же Эдисон сделал возможным появление лампы накаливания в каждой, даже самой отсталой, деревне. Но болезненного русского мальчика жаль…

P.S. В изобретение электрической лампы, возможно, даже больший вклад внес еще один русский изобретатель — Александр Николаевич Лодыгин, но об этой личности читайте в следующей статье.

 

Полемист © 2017-2019

Если не я для себя, то кто для меня?
Но если я только для себя, то зачем я?